Ревность до добра не доводит
Шило
У Людмилы было все: любимый парень, подруга, работа. Но вот счастья не было, потому что все время ее жизни занимала ревность.
Читать
Людмила пила коктейль и зорко следила за Пашкой. Они встречались уже год и все было хорошо, но в последнее время он странно себя вел. Пробираясь через толпу к бару, он все время вертел головой, не пропуская ни одной девчонки. «Вот же гад! - морщилась Людмила. – Неужели меня ему мало?».

От громкой музыки заложило уши, хотелось уйти, но еще сильнее хотелось поймать Пашку на горячем.

Он разговаривал с барменом. Рядом с ним стояла девчонка с длинными бесцветными патлами. Она повернула голову к Пашке, и тот заржал. Людмила бухнула коктейль на стол. Ну вот и попался!

Расталкивая толпу, она ринулась к бару.

- Бочковое когда привезут? – спрашивал Пашка у бармена, а патлатая смотрела на Пашку, не отводя глаз.

Людмила схватила ее за волосёнки и со всей силы дернула в сторону, подальше от Пашки. Та заорала, а Пашка отскочил.

- Я тебе, сучка, покажу, как зенки таращить на чужого мужика! – Людмила трепала патлатую, как простыню в тазу и, слушая ее крики, ощущала себя справедливой карающей дланью.

Вдруг она отлетела в сторону, больно ударилась о стойку бара и чуть не упала.

- Ты чего творишь, психичка?! – Пашка стоял рядом, и от его напряженного взгляда по воздуху пробегали искры. Пашка толкнул ее? Он защищает эту курву??

Музыка в баре отошла на второй план, толпа раздвинулась, словно по мановению волшебной палочки. Людмила видела только, как Пашка помогает патлатой встать и жутко возненавидела ее и всех вокруг. Грудь болела, даже мелькнула мысль, что начинается сердечный приступ. Но это была всего лишь боль от его предательства.

- Почему? – Людмила подавила порыв кинуться к Пашке и выцарапать ему глаза. В конце концов, он не виноват, патлатая его соблазнила.

- Тебе лечиться надо, дура! – бросил Пашка и больно схватив ее за локоть, потащил из бара. - И от людей лучше изолировать.

Людмила всю дорогу пыталась объяснить ему, как ей больно, но он словно и не слушал, не хотел ее понять. Молча довез до дома, молча высадил у подъезда и уехал, так ничего не сказав.

Она рыдала всю ночь, пытаясь понять, чем патлатая была лучше нее.





- Может, померяешь, раз взгляд отвести не можешь? – Ленка выхватила у Людмилы из рук кофточку, на которую та пялилась уже пять минут, и толкнула к примерочным. – Давай, давай, мы же развеяться пришли, шмоток прикупить.

Люда механически двинулась к примерочным, сжимая в руках кофточку. Пашка не брал трубку уже неделю, с того самого злополучного вечера в баре. Люда раз пять ездила к нему домой, но ни разу не застала. Хотела поговорить около работы, в сквере напротив бизнес-центра, но завидев ее, Пашка быстро парковался и проходил через КПП, куда ее без пропуска не пускали, или садился в машину и уезжал.

Наверное, обижался, что она не уделяла ему внимания. Нужно приготовить вкусный ужин и нарядиться во что-нибудь соблазнительное. Тут она увидела себя в зеркале примерочной и поморщилась. Оранжевая кофта, фу! Какая безвкусица! Ленка совсем не соображает.

Она переоделась обратно и решительно дернула занавеску. Надо поискать что-нибудь такое, чтобы Пашке понравилось.

- Как у вас с Пашкой? Разобрались? Ты толком не рассказала, – осторожный Ленкин вопрос отвлек Людмилу от оценивания вышивки на лифчике. Зачем она спрашивает?

- Мы поссорились, - буркнула Людмила. – Но скоро все будет хорошо.

Люда перехватила вопросительный взгляд Ленки и заподозрила неладное. Она неспроста интересуется. Наверняка, сама положила на Пашку глаз. Он парень ладный, высокий, симпатичный.

- Он собирается сделать мне предложение! – Людмила стянула с витрины несколько пар лифчиков и двинулась к примерочным. – Он мой!

- Люська, подожди, - Ленка поймала ее за рукав, - ты с ним говорила? С чего ты это взяла?

Люда резко остановилась. Складывалось впечатление, что Ленка что-то знает.

- Почему ты лезешь не в свое дело? – она вырвала руку и зашипела Ленке в лицо. – Ты ничего о нем не знаешь.

- Я просто хочу помочь, - Ленка выглядела растерянно, но, скорее всего, притворялась. Наверняка, наплела Пашке невесть что, а теперь радуется, что разлучила.

- Что ты ему наплела, стерва, а? – Люда шагнула, прижав Ленку к стеллажу с футболками. Ленка растерянно открыла рот. Какая отличная актерская игра. – Думаешь, он тебя выберет? Такую бесцветную толстую моль, как ты, не выберет никто!

Ленка оторопела, распахнув глаза, а Люда швырнула лифчики на пол и ринулась на выход. Не до лифчиков, когда все бабы мира хотят отнять у нее самое дорогое и любимое. Надо просто объяснить Пашке, как сильно она его любит. Он поймет.



Со спущенными колесами машины не ездят. Людмила спрятала шило в карман и отошла в тенек на парковке около бизнес-центра. Пашка не сможет уехать, и тогда они поговорят.

С другой стороны припарковалась машина и из нее вышла девка в голубом платье. Вскоре на парковке появился Пашка, хмуро посматривая по сторонам. Неужели и тут надеется кого-то склеить?

- Пашечка, - Людмила шагнула вперед, улыбнулась и протянула к нему руки. – Любимый.

Он резко застыл. Вид у него был недовольный, и даже немного злой. Конечно, ведь накопилось столько невысказанного.

- Пашечка, любимый, не знаю, чем я провинилась, но позволь загладить вину, - Людмила не хотела ругаться, она хотела, чтобы Паша был с ней. – Давай я приготовлю ужин. Приходи сегодня ко мне. Родители на даче, нам никто не помешает.

- Ты в своем уме? После всего, что ты устраивала – истерики, драки в барах, ругань перед друзьями – думаешь, я приду к тебе ужинать?

Слова Пашки свалились как снег на голову. Почему он грубит? Она ведь так старается.

- Возможно, я погорячилась, - Людмила не понимала, почему ей надо извиняться за то, что она охраняла их с Пашей отношения, но раз ему нужны извинения, она готова. – Немного переборщила, но…

- Немного? – Паша ухмыльнулся. Ей не нравилась его улыбка. Слишком злая. Почему он злится? – Немного перебарщивают, когда заказывают две порции вместо одной, а ты совсем рехнулась. Драка в баре была последней каплей!

- Но она, та девка, - Людмила растерялась. Какая-то бессмыслица. Неужели он не понимает, что она охраняла их отношения? – Она хотела все разрушить.

Пашка сморщился, склонил голову, закрыл глаза. Словно на похоронах родственника, мелькнуло в голове у Людмилы. Да чем патлатая его так зацепила?

- Я ее даже не знаю. И ты ее не знаешь. Но это не помешало тебе ей навредить.

Он произнес это так печально, что у Людмилы екнуло сердце. Она даже не стала уличать его во лжи. Пусть врет, что не знает патлатую. Людмила понимала, в чем дело. Ему грустно, потому что она уделяла ему слишком мало внимания. Работа, друзья. Но Ленка оказалась мерзкой завистницей, с ней теперь нет смысла общаться. И вообще, всегда можно уволиться, чтобы уделять Паше больше внимания. Решено! Она уволится.

- Я приготовлю оливье, твой любимый.

Паша двинулся к машине. Люда бежала за ним и перечисляла все его любимые блюда, которые вспомнила. Когда он забрался внутрь и завел мотор, Люда остановилась в двух шагах от машины и перешла к десерту, вину и сексу.

Пашка проехал пару метров и остановился. Выключил мотор, выскочил из машины и уставился на колесо. Людмила расписывала достоинства минета, когда Паша перевел на нее такой злобный взгляд, что она поперхнулась и замолчала.

- Как ты меня достала! Ты больная, тебе лечиться надо.

Пашка двинулся к дороге, Людмила схватила его за руку. Он просто не понимал, потому что занят, устал, думает о той патлатой. Но Людмила же красивее!

- Я лучше, чем она, - закричала Люда, цепляясь за Пашку. – Я не крашеная, я натуральная блондинка. У меня длинные ноги. Почему ты считаешь, что она красивее?

Пашка стряхнул ее руку, но Люда снова схватилась за него. Он до боли сжал ее запястье, и оттолкнул так сильно, что она рухнула на асфальт.

- А как же оливье? – Людмила с недоумением смотрела, как Пашка ловит такси и уезжает. – Как же все остальное?



Найти адрес патлатой оказалось непросто. Сначала пришлось выследить бармена и пригрозить ему разоблачением "левого" бизнеса - он разбавлял алкоголя. На самом деле, Людмила про это не знала, просто предположила, а бармен испугался и сказал, как зовут патлатую. Та оказалась частым посетителем бара, и даже расплачивалась карточкой. Никто не без греха, подумала Людмила, открывая телефонную книгу города.

Женщин с именем Попова Ольга Владимировна в городе насчитывалось сто двадцать восемь. Людмила заплатила тысячу рублей маркетинговому агентству, чтобы они продали ей кусочек своей базы с возрастом и адресом клиентов. Отметя всех младше четырнадцати и старше пятидесяти, Люда запаслась бутербродами и отправилась на охоту.



Ей повезло на тридцать второй раз. Сидя на лавочке под подъездом девятиэтажки спального района, она увидела, как патлатая идет по улице. В руках она несла сумки с продуктами и шла медленно, будто мечтала. Людмила насторожилась. Наверное, ужин для Пашки планирует. Наверняка у нее в сумке огурцы, курица и горох для оливье. Стерва!

Патлатая разрушила их отношения. Конечно, и раньше они с Пашкой ругались, но потом мирились, и все было хорошо, но с появлением этой курвы все пошло не так.

Людмила нащупала в кармане шило. Вернуть Пашку можно одним способом: убрав патлатую с дороги.

Патлатая как раз дошла до двери и набрала код, кое как справившись с тяжелыми сумками. Дверь пискнула.

- Позвольте, я помогу? – Людмила распахнула перед ней дверь.

- О, спасибо большое, - улыбнулась патлатая и подняла взгляд.

Недоумение и испуг на лице стервы бальзамом пролились на душу. Патлатая виновата во всем и знает об этом.

Людмила затолкала ее в подъезд и закрыла дверь.


Made on
Tilda