авторские статьи\публицистика

Статьи о фокале

Кто такой фокальный персонаж? Какие бывают фокалы? А «Око» – это фокал? Каким фокалом писать? Теория и примеры
Внимание: лонгрид!
Страшный зверь «фокал»: происхождение
  1. — Доброе утро, — пробормотал Ваня и протиснулся в класс. Он опять проспал урок, и взгляд Зои Александровны пригвоздил его к полу.
— Проходи, Петров, — Зоя Александровна поджала губы.

Ваня в ужасе представил, как теперь весь день учительница будет кидать на него осуждающие взоры, а потом еще и оценку снизит. Он знал — она может. Парень быстренько прикрыл дверь и шмыгнул на свое место, игнорируя смешки одноклассников.

2. Света шла по улице, ела мороженое и разглядывала витрины магазинов. Мороженое было вкусное, а витрины — разноцветные и очень интересные. В одной Света увидела красивую куклу ручной работы. Света замечталась: хорошо бы мама ее купила, такой ни у кого не будет. В это время куклу пробивали на кассе. Кассир сделал скидку на экземпляр с витрины, хотя на складе таких кукол было еще много.

Если вы не заметили здесь ошибки, давайте проведем простой тест. Первое — оба примера написаны от лица персонажей без использования всевидящего ока. Если все стало понятно, и вы обнаружили ошибку, поздравляю, вам эта статья не сильно поможет, но и прочесть будет полезно. Для остальных вопрос: что такое «фокал»? Если вы решили, что автор обзывается или сделал опечатку, подразумевая слово «вокал», смело читайте дальше. Эти знания помогут вам писать красиво и интересно.

Итак, поговорим о фокале, возникновении понятия и современной интерпретации.
Под словом «фокал» понимается главный персонаж художественного произведения, «голос» которого мы слышим, пока читаем роман или рассказ; тот персонаж, чьими глазами смотрим на мир книги, чьим чувствам сопереживаем.
До сих пор возникает масса споров: что это и как с этим жить?
Читая произведения начинающих авторов, натыкаешься на предложения и целые абзацы, где этот «голос» «дает петуха» и нещадно терзает чуткое ухо читателя. Тому остается только догадываться — кто кому что сказал, кто из героев что думает и чувствует, и вообще, что здесь творится?!

Некоторые с пеной у рта доказывают: нет никакого фокала, а все это инсинуации западной литературы. Отмечу, что в англоязычной литературе фокал — это тот, кого в сцене обсуждают, то есть, если две бабульки обсуждают свою болонку, то фокал — болонка. Да и то, сейчас тоже все меняется, и на Западе выходят теоретические книги, в которых фокалом зовется персонаж, чьими глазами мы видим историю. В России фокал живет своей трудной и противоречивой жизнью уже давно, и, чтобы разобраться и приручить страшного зверя, я написала серию статей, посвященных фокалу.

На просторах рунета гуляет множество понятий и определений слова «фокал», а рядом мелькают страшные слова «фокальный персонаж», «точка зрения», «фокализатор» и «перспектива». Попробуем разобраться, что из этого нужно при создании качественного произведения.

Слово «фокал» возникло в писательском обиходе как сокращение от «фокальный персонаж», что, вполне вероятно, ошибка. Термин «фокальный персонаж» является калькой с англоязычного «focal character» и обозначает персонажа в фокусе, в центре внимания. Вот как та болонка выше.
Под фокальным персонажем принято понимать персонажа, на котором сосредотачивается внимание и интерес читателя.
Начнем с теории
До сих пор не создано четкой теоретической базы. Для проработки вопроса нам доступны только холивары в различных блогах и чьи-то частные мнения, которые чаще противоречат друг другу, а споры перерастают в настоящие драмы. Если говорить об иностранной литературе, то можно найти интересный материал у Джеймса Фрея, Ричарда Коэна и Рэйн Холл.

Точка зрения описывает позицию, с которой излагаются события. В точке зрения выражаются чувства и мнения разных персонажей. Например, повествующий в данный момент персонаж, используя выражения другого персонажа, смешивает свою точку зрения с чужой. То есть, кроме голоса самого персонажа «звучат» голоса других.

Важный момент: точка зрения — это совсем не то же самое, что «персонаж, через которого читатель воспринимает текст», наоборот: несколько точек зрения могут передаваться через речь или мысли одного персонажа. Точка зрения — это всего лишь чье-то мнение, которое превалирует в том или ином кусочке текста. Если фокал — брутальный киллер, то, рассказывая о своей бабушке и ее любви к вышиванию крестиком, он излагает ее точку зрения. Эта точка зрения чаще всего субъективна и тот, о ком идет речь, может отсутствовать в кадре. И все. Фокал (брутальный киллер) при этом не меняется.

Фокализация — это результат взаимодействия персонажа и происходящего. Фокализация часто сравнивается с камерой, поскольку она фиксирует только то, что «видно». Многое остается за кадром, но подразумевается, восстанавливается нами по намекам, присутствующим в кадре.

Пример из кинематографа: знаменитая сцена из «Дракулы Брэма Стокера», когда Джонатан Харкер, юрист, склоняется над документом, а по стене ползет тень руки Дракулы. Здесь фокализация связана с юристом, но внешние детали (тень) находятся вне рамок актуальной фокализации, то есть фокал (юрист) тень не видит.

Еще пример с камерой: персонаж входит в комнату и осматривается, выходит в соседнюю, возвращается — и мы обнаруживаем, что за секунду его отсутствия со стола исчез стакан. Персонаж как не видел стакана (не замечал), так и не видит, но мы понимаем, что в комнате есть кто-то еще. То есть, несмотря на то что фокал связан с персонажем, внешний повествователь дал нам понять что-то большее, чем дано было видеть фокалу.

В тексте это можно показать фразами вроде «Если бы он был внимательнее, он бы заметил...», словно наблюдатель видит это со стороны. Фокализация — это то, как конкретный персонаж чувствует и переживает события, но в тексте могут возникать детали, выпадающие за рамки этих переживаний (фокализации). В русскоязычной литературе такой подход чаще является признаком написания по «всевидящему оку», то есть это текст от автора, который знает все, и про то, откуда взялся стакан.

Важный момент: разница с точкой зрения состоит в том, что фокализация отражает то, что персонаж видит, в то время как точка зрения показывает, что он об этом думает. Позиция всеведущего автора («всевидящее око») называется нефокализированной (много точек зрения).


Тут нас подстерегает еще одна путаница и она звучит так: в настоящий момент в русскоязычной литературе понятия «фокал» и «точка зрения» являются синонимами, и употребление того или иного слова зависит лишь от того, где впервые вы познакомились с этим понятием. Так сказать, разные теоретические школы.


Скоро будут примеры
Перспектива — это то, как реагирует на события персонаж. Персонаж видит не все, и оценивает только так, как это характерно для него, а не для автора текста, т.е. субъективно.

Важный момент: большинство так называемых «ошибок фокала», включая пресловутую ошибку «в моем взгляде читалось презрение», является ошибками перспективы, а не точки зрения или фокализации. Субъективно персонаж не может видеть свой взгляд со стороны, но может чувствовать, ощутить презрение. Однако такие ошибки в обиходе писателя принято называть именно ошибками «фокала» или «точки зрения» (помним о разных теоретических школах).

Понятие «фокализация» изучает нарратология (Narratology, International Society for the study of narrative), она же изучает точку зрения и перспективу. Термин «фокализация» в начале 1970-х годов предложил французский структуралист Жерар Женетт в качестве развития идей Ж. Пуйона и Ц. Тодорова для обозначения повествовательной перспективы и стал ключевым для нарратологии. Подробнее об этом можно почитать в книге «Поэтика композиции» Успенского.

Фокализация — это окружение, видимое персонажем; перспектива — отражение внутреннего мира персонажа.

Небольшой пример, всего две фразы:

«Она почувствовала, как у нее покраснели щеки».

«Она увидела, как у нее покраснели щеки».

В первой фразе нет ошибки, поскольку фокализация персонажа не входит в противоречие с перспективой: у нее возникли ощущения, которые обычно сопровождаются покраснением кожи щек. Во второй фразе — ошибка перспективы: она не могла это увидеть (при условии, что персонаж не смотрит в зеркало). Но вот практически та же фраза, в которой одно слово снимает ошибку перспективы:

«Она словно сама увидела, как у нее покраснели щеки».

Здесь нет нарушения перспективы (то есть героиня не видит сама себя со стороны), и нет нарушения фокализации, то есть фокал на месте.

Случай, если героиня смотрит на себя в зеркале и видит, что покраснела, должен оговариваться в тексте отдельно. В этом варианте фраза «Она увидела, как у нее покраснели щеки» уместна.

Закрепим теорию

  • Фокальный персонаж — это персонаж, на котором сосредотачивает внимание читатель, то есть персонаж в центре внимания.
  • Фокализация — восприятие окружения фокальным персонажем.
  • Перспектива — это то, как реагирует на события персонаж, то есть раскрытие его внутреннего мира.
Обращаю ваше внимание, что в русскоязычной литературе под фокалом понимается смесь фокализации и перспективы, эти слова в обиходе являются синонимами и чаще обозначают одно и тоже.

Вернемся к примерам в начале статьи. В примере 1 за первые три строчки мы узнали, что мальчик Ваня опоздал на урок, причем «снова», т.е. он делал это регулярно, что ему стыдно, и что смешки товарищей ему неприятны. Затем мы узнали о его страхах. По сути, мы прониклись эмоциями школьника Вани и стали им. Так что за ошибка в тексте? Можете ответить?

Сбой фокала вылезает на слове «парень». Субъективно сам Ваня никогда не подумает о себе «парень», как вы не думаете сами о себе «девушка», «родитель», «студент». Конечно, вы можете использовать эти слова, описывая себя, семью или социальное положение, но не подумаете так во время ежедневных рутинных мыслей. Конкретно в этом тексте вылезла ошибка перспективы, т.е. личного, субъективного.

Во втором примере про Свету вылезает другая ошибка — сбой фокализации (при условии, что текст написан от третьего лица). Почему? Да потому что фокальный персонаж Света никак не могла знать, что кукол на складе еще много. Да и про скидку на кассе она вряд ли бы разглядела через витрину.

Используя фокализацию, важно следить за перспективой, т.е. тем, что видит и чувствует персонаж, а еще — больше читать хорошей разнообразной литературы, анализировать, как преподносили фокал маститые авторы. Именно чтение формирует писательские умения и навыки.

Далее поговорим о видах фокала и о пресловутом «сбое фокала».
Всевидящее око и метод рассказчика

Когда автор знает все
В современной литературе условно можно выделить 4 вида фокала, причем, два из них — это разные виды «третьего» лица, и еще 3 типа повествования — это «всевидящее око» и два его подвида. Классификация динамична и не абсолютна.

Начнем знакомство со «всевидящего ока».

Примерно до начала 19-го века существовало только две точки зрения, с которых могло вестись повествование: «всезнающий автор» и первое лицо.

«Точка зрения всезнающего автора», или «всевидящее око», или калька с английского — «третье лицо всеведущее» (Успенский называет ее «нулевой», или нулевая фокализация, то есть как такового фокала здесь нет). Автор знает все события романа, видит всё, что творится в мыслях и на душе у героев, и обо всем без утайки докладывает читателю. Автор приравнивается к «богу», знающему всё о своих героях, их мысли и чувства, их прошлое, настоящее и будущее, автор способен присутствовать одновременно в разных местах; в текстах с нулевой фокализацией объём знаний читателя превосходит объём знаний персонажа. Самого же автора в тексте нет. Пример текста с доминированием нулевой фокализации — «Война и мир» Льва Толстого.

Простой пример:

Виктор пришел в отчаяние.

— Ну ты и дура, Машка!

Маше ужасно хотелось заплакать, но она терпела.

— От дурака слышу.

Автор влезает в голову обоим героям и описывает, что оба чувствуют и думают. Почему это точка зрения всезнающего автора? Потому что автор знает и показывает нам всё, что происходит в душах героев. Автор может подсказать, что произойдет дальше: «Ах, если бы Маша знала, что эта ничтожная встреча перевернет всю ее жизнь!» Такой автор показывает нам события произведения опосредованно, через призму собственного восприятия. Читатель как бы слушает автора-рассказчика, докладывающего обо всех событиях и эмоциях. АВТОР ЗНАЕТ ВСЁ!

Для автора такая точка зрения достаточно удобна, однако он показывает происходящее с героями через призму собственного восприятия. Грубо говоря, не влезает в шкуру героев, не переживает их эмоции, а просто называет и обозначает, а уж переживать эмоции и идентификацию с героем будет читатель.

Естественно, эта точка зрения имеет много плюсов, но ее главный минус — читатель лишен возможности сопереживать персонажу напрямую, не может влезть ему в душу. Он словно следует по истории за вездесущей камерой, которая фиксирует все, что происходит.

К «Точке зрения всезнающего автора» или «всевидящему оку» добавляется еще две категории:

  • Всезнающий автор объективный (или «рассказчик заслуживающий доверия»).
  • Всезнающий автор субъективный (или «рассказчик не заслуживающий доверия»).
Всезнающий автор объективный — это форма, в которой написана почти вся классическая литература.
Всезнающий автор объективный — это форма, в которой написана почти вся классическая литература. Рассказчик заслуживающий доверия (например, Диккенс или Достоевский) честно сообщает читателю обо всех происходящих событиях. Он ничего не утаивает и не привирает. Такой автор прямым текстом дает свою оценку происходящему: что, по его мнению, хорошо и что плохо. Эта позиция придает произведению оттенок публицистики и именно в этом сильная сторона позиции всезнающего объективного автора: читатель верит всему сказанному писателем, расслабляется и поддается его внушению.

Слабая сторона точки зрения всезнающего объективного автора заключается в том, что именно в этой позиции читатель наименее настроен думать самостоятельно и самостоятельно сопереживать героям. Как телезритель, он наблюдает за происходящим и ждет, чтобы автор ему объяснил на пальцах: вот этот — хороший, а этот — негодяй. Написать удачное произведение в технике объективного всезнающего автора немыслимо трудно, это действительно задача для гениев.

В некоторых жанрах традиционно часто используется точка зрения объективного всеведущего автора, например, в детской литературе. Детская аудитория, как правило, в силу нехватки жизненного опыта пока не способна делать адекватные выводы самостоятельно.

Еще одна довольно редко встречающаяся разновидность — это всезнающий автор субъективный, он же рассказчик не заслуживающий доверия. В этой позиции пишутся чаще басни и сатирические произведения. Такой автор, вроде бы предоставляя доверчивому читателю всю информацию о событиях, многое утаивает или искажает в расчете на то, что умный, самостоятельно мыслящий читатель выловит в тексте все «ключи» и намеки, и сам все додумает. В последние годы растет число романов, написанных таким типом повествования: запутанные жизненные истории, семейные тайны, да и просто рассказы о судьбах неоднозначных героев, где всё оказывается не таким, как казалось вначале.

Закрепим теорию по всезнающему автору

  • Всезнающий автор объективный («рассказчик заслуживающий доверия»), он же — персонаж, от лица которого ведётся повествование. Этот персонаж является непосредственным участником описываемых в произведении событий (чаще всего). Он рассказывает события так, как они случились, беспристрастно излагая факты (по крайней мере, как ему кажется).
  • Всезнающий автор субъективный (или «рассказчик не заслуживающий доверия»), он же персонаж-повествователь, от его лица ведётся повествование. Чаще всего не участник описываемых событий. Однако может быть и участником. Такой рассказчик искажает факты в угоду своему мнению, характеру или желанию, путает читателя и творит прочие забавные штуки с историей. Он ироничен, сатиричен, нарочит или остроумен. Возможно, он владеет не всей информацией и часть додумывает сам, уж как может. Он обходится с информацией так, как хочет, выдавая по частям, а то и вовсе скрывая до последнего, рассказывая историю в обратном или нелинейном порядке. Одним словом, тот еще хулиган.
Пример текста, написанного «всевидящим оком» (нулевая фокализация)

«Всем было весело смотреть на эту полную здоровья и живости хорошенькую будущую мать, так легко переносившую свое положение. Старикам и скучающим, мрачным молодым людям казалось, что они сами делаются похожи на нее, побыв и поговорив несколько времени с ней. Кто говорил с ней и видел при каждом слове ее светлую улыбочку и блестящие белые зубы, которые виднелись беспрестанно, тот думал, что он особенно нынче любезен. И это думал каждый».

Л. Н. Толстой. Война и мир. Том первый. Часть первая

Пример текста, написанного от рассказчика объективного:
«Приступая к описанию недавних и столь странных событий, происшедших в нашем, доселе ничем не отличавшемся городе, я принужден, по неумению моему, начать несколько издалека, а именно некоторыми биографическими подробностями о талантливом и многочтимом Степане Трофимовиче Верховенском. Пусть эти подробности послужат лишь введением к предлагаемой хронике, а самая история, которую я намерен описывать, еще впереди».

Антон Лаврентьевич Г-в — герой-рассказчик, от лица которого ведётся повествование. Молодой человек, вхожий в высшее общество города, либеральных убеждений. Ближайший друг («конфидент») главного героя Степана Трофимовича.

Ф. М. Достоевский. Бесы

Пример текста, написанного от рассказчика субъективного:
«Всех своих сопровождающих лиц Вина отправила наземным транспортом, взяв с собой в вертолет лишь меня одного. «Из всех ублюдков он единственный, кому я доверяю», — огрызнулась она. Они отправились в путь часом раньше, весь ее чертов зверинец: змея-турменеджер, гиена — личный помощник, гориллы-телохранители, павлин-парикмахер и дракон — менеджер по связям с общественностью».

Салман Рушди. Земля под ее ногами

Пример текста, написанного от рассказчика субъективного
«Наш милый мальчик не забыл нас, когда уехал за границу. Время от времени он писал: иногда миледи, иногда мисс Рэчель, а иногда мне. Он перед своим отъездом занял у меня клубок веревок, перочинный нож о четырех лезвиях и семь шиллингов шесть пенсов, которых я обратно не получил и не надеюсь получить. Его письма ко мне относились все к новым займам; я слышал, однако, от миледи, как он поживал за границей с тех пор, как стал взрослым. Научившись тому, чему могли научить его германские учреждения, он поехал во Францию, а потом в Италию; они сделали его там универсальным гением, насколько я мог понять. Он немножко писал, немножко рисовал, немножко пел, играл и сочинял, — заимствуя, как я подозреваю, во всех этих случаях, как он занимал у меня. Состояние его матери (семьсот фунтов в год) досталось ему, когда он сделался совершеннолетним, и прошло сквозь него, как сквозь решето. Чем больше у него было денег, тем больше он имел в них надобности; в кармане мистера Фрэнклина была дыра, которую никогда нельзя было зашить. Повсюду его веселость и непринужденность доставляли ему хороший прием».

Уилки Коллинз. Лунный камень

Пример текста, написанного от рассказчика субъективного
«Конечно же рассказчик, находящийся в моем положении — ведь я еще и зачат-то не был, — не может ручаться за истинность вышеизложенного. Я могу объяснить эту манию, появившуюся у моего отца весной 1959 года, лишь как один из симптомов общей веры в прогресс, которой тогда было заражено все население Америки. Всего за два года до этого в космос был запущен спутник. Полиомиелит, обрекавший в детстве моих родителей на летние заточения, был побежден с помощью вакцины Солка. Никто тогда еще не догадывался, что вирусы окажутся умнее людей, и все считали, что скоро они станут достоянием прошлого. В эту оптимистическую эпоху послевоенной Америки, конец которой я захватил, каждый считал себя хозяином собственной судьбы, поэтому не было ничего удивительного, что и мой отец хотел быть таким же».

Джеффри Евгенидис «Средний пол»

«Оком» можно писать и от «я». В чем разница с первым лицом?
Наверное, вы обратили внимание, что и «оком» можно писать от «я», первым лицом. Не стоит путать это с простым первым лицом. В чем же разница?

  1. Простое первое лицо — это одна фокализация, мы видим все глазами одного персонажа. В случае рассказчика («око») в тексте отражается перспектива и фокализация нескольких героев с разной степенью погружения в каждого (это диктует идея и тема).
2. В простом первом лице мы узнаем о событиях так скоро, так только они происходят с главным героем, не раньше.

В случае рассказчика («око») история, чаще всего, уже закончена, мы знакомимся с воспоминаниями, когда «богу»-повествователю известно, чем все закончится, и он может позволять себе вольности вроде «Если бы Петр Петрович знал, к чему приведет эта затея, если послушался бы меня, то здравствовал бы до сих пор». Например, когда рассказчик ведет дневник и перечитывает его спустя годы.

Если хотите почувствовать себя «богом», выбирайте один из трех вариантов — и творите.

Ты да я, да мы с тобой
Обсудим первое лицо
С первым лицом вроде бы все просто — текст пишется от «я» или, гораздо реже, «мы» (как в «Толстой тетради» Аготы Кристоф). С одной стороны, это огромная свобода в описании чувств, ощущений, более глубокая подача мысли, плюс больше лексических возможностей (например, использование жаргона, диалекта, просторечия). Все происходящее описывается так, как воспринимает его главный герой, он же рассказчик. С другой стороны, герой не знает о событиях, в которых не принимает участия, и может рассказывать о них только опосредованно, используя сторонние источники информации, например, прочитав статью в газете или поговорив с очевидцем событий. О будущем он может только предполагать, о чувствах и мыслях других персонажей — догадываться. Тем не менее, повествование от первого лица позволяет читателю отождествить себя с героем-рассказчиком, что рождает эмпатию, сопереживание.

Примеры
  • главный герой (рассказчица в «Холодной осени» И.А.Бунина, Печорин в повестях «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист» из «Героя нашего времени» М. Ю. Лермонтова);
  • второстепенный участник событий (Максим Максимыч из повести «Бэла» из «Героя нашего времени» М. Ю. Лермонтова);
  • случайный свидетель (офицер-рассказчик в повести «Максим Максимыч» из «Героя нашего времени» М. Ю. Лермонтова);
  • последовательный хроникёр, практически не участвующим в действии (Антон Лаврентьевич Г-в из «Бесов» Ф. М. Достоевского).
Также возможно совмещение и переключение этих ролей (доктор Ватсон из «Записок о Шерлоке Холмсе» совмещает роли хроникёра и второстепенного персонажа).

Хотя и в первом лице возможны фокусы типа «ах, знал бы я тогда, что...», налицо ограничение свободы автора, но читатель более охотно сопереживает повествованию от первого лица.

«Я лежал на диване, устремив глаза в потолок и заложив руки под затылок, когда Вернер взошел в мою комнату. Он сел в кресла, поставил трость в угол, зевнул и объявил, что на дворе становится жарко. Я отвечал, что меня беспокоят мухи, — и мы оба замолчали».

М. Ю. Лермонтов. Герой нашего времени

Второе лицо
Второе лицо. Редко, но, если сделать с умом, очень красиво. «Вы входите в трамвай... навстречу вам поднимается красивая девушка...» Часто применяется в туристической литературе, а также как основной метод создания текстов для песен.

«Закрой глаза и увидишь. В городе, в Макарьеве, вдоль улицы Советской, высокою булыжной мостовой, брат бежал, мелькая хлещущими по лодыжкам штанами, а ты шел за ним, быстро шел — ах, сразу не помять бы щегольски наглаженные флотские брюки!

— В «первом номере» дают! — вскинув узелок, сказала седенькая старушка, останавливаясь возле дома с распахнутым на тротуар не занавешенным окном.

Белый узелок. И ты нетерпеливо шаркнул коваными подошвами американских ботинок — резво побежал, придерживая заколотившиеся на груди две медали».

В.А.Поздышев. Неотложность

«Ты не из тех, кто окажется в таком месте в этот утренний час. Но ты здесь, и не можешь утверждать, что обстановка совершенно неузнаваема, хотя и не видны детали. Ты – в ночном клубе, болтаешь с бритоголовой девушкой. Клуб называется то ли «Горе», то ли «Логово Ящериц». Все может стать понятней, стоит лишь ускользнуть в уборную и добавить чуть «боливийской пудры». С другой стороны, может и нет. Тоненький голос внутри тебя настаивает, что вот это эпидемическое отсутствие ясности – результат того, что уже и так перебрал».

Джей МакИнерни. «Яркие огни, большой город»

Если хотите добиться максимум сопереживания своему герою — пишите от первого лица, а хотите прослыть оригиналом — пишите от второго. Родина вас не забудет.

Далее обсудим неожиданную двуликость третьего лица.

Made on
Tilda